- Никита, когда ты на финише попал в коробочку из казахстанских и шведских спортсменов, мы очень переживали. Как тебе удалось вырваться из данных тисков и, несмотря, на упущенное время, победить Полторанина и Йонссона?

- В тот момент Леша пошел вправо, и мне пришла мысль, что Полторанин решил проехать еще один круг (смеется), но потом оказалось, что правая колея была лучше накатанной, и по этой причине Леха туда и пошел с мыслями о лучшем скольжении. Но резко взял влево, когда понял ошибочность своего решения. Так я оказался между ним и Йонссоном. Хорошо, что все обошлось без падений, и вышел сухим из воды.

«В финале командного спринта не хватало Нуртуга».

- Твой финиш был нереальным, а ведь в прошлом сезоне и мыслей не было о том, чтобы расправиться с Йонссоном в финальной коньковой раздаче?

- Для меня этот финиш не имеет особенного значения. Все-таки Йонссон образца Валь-ди-Фьемме находился далеко от своих идеальных кондиций. Это нам с Алексеем Петуховым стало понятно после пересмотра записи финала. Даже на финишной прямой городского спринта в Квебеке он имел вид более предпочтительнее, когда со скоростью ракеты вырвался вперед и ушел от соперников. В Канаде мы видели все того же привычного Йонссона. В Италии, по признанию самого Эмиля, гонка с большой силой дала ему по ногам и в результате ему не удалось финишировать так мощно, как он умеет. В той ситуации я просто пытался держать свою скорость, и ее хватило для обгона шведа.

- Если судить по твоим прошлым интервью, то тебе очень не хватало норвежцев во главе с Нуртугом?

- Да, в душе есть чувство какой-то недосказанности, но без норвежцев финал получился неслабым. Тот же Алексей Полторанин шел весь последний круг в сумасшедшем темпе, который сильно бил по функциональному состоянию. В любом случае те, кто был отобран в финал, и те, кто заслуживают там медали, достойны завоеванных мест. Да, благодаря Нуртугу наша задача облегчилась, так как для меня именно он был главным конкурентом.

- А для спортсменов из Норвегии теперь главным конкурентом является Никита Крюков. Ты знаешь, что они занимаются изучением твоей техники одновременного бесшажного хода, они буквально разбирают его на кадры?

- Как по мне, в этом нет ничего страшного. Мы таким же образом разбираем технику Нуртуга, ее изучаем, пытаемся перенять что-то. Это нужно делать для продвижения вперед, для развития. Как ни крути, каждый лыжник имеет свою уникальную технику. Да, есть некоторые сходства и общие технические навыки, однако невозможно полностью перенять чью-то манеру. Норвежцы пусть изучают, а мы своей стороны возьмем что-то лучшее в скандинавской технике, постараемся это использовать в своих целях.

«Важно было себе доказать, что я могу многое в коньке»

- В классике ты являешься эталоном, с этим не поспоришь. Можешь вспомнить ключевые моменты в индивидуальном спринте?