- В финале я пытался с первых метров натягивать. Мною была хорошо пройдена стартовая поляна, а вот на первом подъеме меня ненамного обошел Йонссон, но сразу же сбавил. Вот в тот момент я осознал, что гонка приобретает вид тактической битвы, и мне пришлось быстро принимать решение. На спуск выходить первым в группе и на себе волочь остальных – нельзя, так как там выл сильный ветер в лицо. Но я так же понимал, что боком вылезти мне может попытка отрыва – я могу закислиться, а те, кто окажутся сзади, будут иметь больше сил и энергии для финиша. И, тем не менее, я решил рискнуть. На равнине начал ускорение, и благодаря этому группа просеялась, и нам удалось уйти в небольшой отрыв с Йонссоном. Кроме этого, мне хорошо известно, где намерен атаковать Эмиль – на подъеме, поэтому принял решение любой ценой не отпускать шведа, дабы потом посидеть на спуске за ним, воспользовавшись образовавшейся аэродинамической трубой.

- Ты внес поправки в свою разработанную тактику, когда Нуртуг закрыл Йонссона на финише?

- Этого я не видел, только позже боковым зрением заметил, что Петтер начал свой финиш раньше, не восстановившись. Для начала норвежец преждевременно включился, затем еще и мало того, что норвежец преждевременно включился, так он еще и перестроился в лыжню Эмиля, в тот момент, как я спокойно катился по своей лыжне, отдыхал. На финишной прямой я понимал, что Нуртуг не догоняет меня, и я пересекал финиш с мыслями, что главное – это не упасть, так как лыжня имела дефекты. Конечно же, на финише меня переполняла радость, все-таки я победил в жестокой конкуренции.

- Все считают, что за последний сезон-полтора ты дорос до маститого универсала. Что можешь сказать по этому поводу?

- Когда я выходил на командный спринт, то понимал, что это огромная ответственность, как ни крути, эстафета. Я знал, что у меня вперед серьезное испытание, которое я обязан пройти отлично, а другие оценки не котируются. Кроме этого, для себя я хотел доказать, что все успехи на Кубке мира в коньке я получил не случайно, и могу составлять конкуренцию лидерам, и даже быть лучше их.

- Все запомнили твою фразу на финишной прямой: «Россия, эта победа для тебя». Понятно, что в глобальном плане ты посвятил свой успех Родине, а в локальном?

- На самом деле, я посвятил свою победу своей стране, семье, девушке и всем болельщикам, которые переживали за меня. Эти люди принимали непосредственное участие в моем успехе. Отдельно я хотел бы сказать спасибо болельщикам, переживающим за лыжные гонки. Они волнуются не меньше нас, а местами даже и больше.